Жан нувель достопримечательности. Икона эпохиКак Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию
     Страны          Турфирмы          Отели          Билеты         Подобрать тур

 Болгария

 Греция

 Доминиканская Республика

 Египет

 Израиль

 Индия

 Испания

 Италия

 Кипр

 Китай

 ОАЭ

 Россия

 Таиланд

 Турция

 Финляндия

 Франция

 Хорватия

 Черногoрия

 Чехия

 Автобусные туры

Архитектура как поэзия: лучшие работы Жана Нувеля. Жан нувель достопримечательности


ТОП 10: Лучшие проекты Жана Нувеля

Высокотехнологичный архитектор, философ от архитектуры, харизматичная  личность…Кавалер ордена Почетного легиона, лауреат всех самых престижных архитектурных премий…

Это все – Жан Нувель.

Его основные принципы:

«Создание архитектуры подразумевает отражение личной культуры и мировоззрения архитектора». 

«Для меня мой стиль – это мой способ принятия проблем и их решения».

«Каждый раз я пытаюсь найти то, что я называю недостающим звеном в пазле – нужное здание на нужном месте».

«Архитектура – это  возможность в городе с богатой историей продолжать игры, начатые  другими несколько веков или несколько лет назад».

«Современные технологии – это только средство для достижения эстетического чуда».

   1. Институт Арабского Мира - Париж, Франция (1981-1987)

Институт Арабского Мира, как архитектурный комплекс, служит связующим звеном между двумя кварталами Парижа: старинным, с  Собором Парижской Богоматери на северо-западе, и современным, с университетским комплексом Жюсьё на юго-востоке.

ИМА состоит из двух главных блоков. Один из них (северный фасад) - здание изогнутой формы, продолжающее очертания рядом стоящего дома, выходит на набережную Сены.

Второй блок (южный фасад) представляет собой стеклянный параллелепипед. Южная стена второго блока оформлена в стиле, смешивающем традиционные арабские орнаменты с современными технологиями: мозаика из 240 фотоэлектрических экранов, снабженных диафрагмами, которые по-разному реагируют на освещенность, имитирует арабские ширмы.

  2. Международный Центр Конгрессов Le Vinci - Тур, Франция (1990-1993)

Здание отличается широкой, консольно выступающей крышей в форме «гигантской шляпы». За стеклянными витринами Le Vinci расположены неоновые лампы, обеспечивающие изнутри ночное освещение территории вокруг здания.

  3. Фонд Картье – Париж, Франция (1994)

Фонд Картье – парижский фонд современного искусства. «Сочетание света, стекла и утонченных стальных конструкций – вот как можно описать архитектуру этого объекта», - говорит автор. Прозрачная стена,  отделяющая  живописный сад с дикорастущими цветами от суетной городской жизни, состоит из нескольких легко демонтируемых 8-метровых стеклянных секций. Прозрачный фасад даёт возможность, всем находящимся снаружи, почувствовать себя участниками происходящего внутри него.

При разработке этого проекта Нувель впервые работал вместе Патриком Бланом, ученым-ботаником, создателем «вертикальных садов».

   4. Галерея Лафайет - Берлин, Германия (1996)

Галерея Лафайет в Берлине является одним из французских магазинов Lafayette, созданных за пределами Франции. Снаружи огромное здание Галереи выглядит как стерильная, гладкая и чистая космическая станция. На фасаде растет вертикальный сад парижского ботаника-дизайнера Патрика Блана.

За зеркально-стальными стенами скрывается многоэтажный торговый пассаж с огромным холлом, металлическими потолками и декоративными воронками, деформирующими и многократно усиливающими звуки.

5.  Dentsu Tower - Токио, Япония (1998) 

Нувель считает: «Архитектура начинается с интерьера, с удовольствия от жизни». И этот его небоскреб, построенный для японского гиганта рекламы Dentsu, создает максимально приятное внутреннее пространство. Архитектор стремился создать здание, которое подчеркивает удобства в трех основных направлениях: климат, акустика и эстетика. Для климатического комфорта служит термодинамический фасад.  Акустический и эстетический комфорт достигнуты с помощью тщательно спроектированных полов и потолков.

Внешний облик серого здания в форме полумесяца выражает  японскую простоту, трезвость, и элегантность.

  6. Дворец культуры и конгрессов - Люцерн, Швейцария (1999)

Этот принципиально новый проект стал посвящением трем стихиям – воде, свету и звуку.

В связи с исключительной расположением будущего здания, у залива озера Люцерн, архитектор задумал постройку непосредственно на воде, но это оказалось невозможным по юридическим причинам. И тогда Жан Нувель сказал: «Если я не могу идти к воде, пусть вода идет ко мне». Два канала, проведенные от озера внутрь здания, делят его на три части. И дневной, и вечерний свет отражаются в водах каналов, устраивая неповторимую и вечную игру света и отражений. Концертный зал этого дворца по праву считают акустическим совершенством.

7. Реконструкция газгольдеров. Вена, Австрия  (1999-2002)

Венские газгольдеры – это четыре огромных цилиндрических резервуара, каждый объемом 90 тыс. м³. Построенные в 1896-1899 гг, они были заброшены в 1984 году. Теперь Венские газгольдеры – это почти отдельный поселок с жилой, офисной и развлекательной зонами. Реконструкция затронула только внутреннее содержимое бывших газгольдеров, а исторический экстерьер был полностью сохранен.

8. Башня Агбар - Барселона, Испания (2001-2003) 

Переливающаяся разными цветами башня сразу стала символом Барселоны.  Издали она кажется сделанной из жидкого металла, который меняет свою окраску в зависимости от освещенности. Этот эффект достигнут не только благодаря тому, что наружные бетонные стены Башни покрыты отполированным алюминием и окрашены 40 разными лаковыми красками, но и игрой света стеклянной оболочки.

Архитектуру этого здания по праву называют биоклиматической: часть стеклянных пластин на южной стороне Башни снабжена фотогальваническими поверхностями для получения солнечной энергии; между наружной стеной здания и стеклянной оболочкой предусмотрена воздушная камера для естественного кондиционирования воздуха.

9. Музей на набережной Бранли - Париж, Франция (2006)  

Музей цивилизации Африки, Азии, Океании и Австралии - таково полное название этого музея. Представляя свой проект, Нувель говорил о «сакральном сооружении для мистических объектов, носителей тайн, свидетелей древних и живых цивилизаций».

Главное здание музея представляет собой длинный переход на сваях, как туннель, нависающий над садом. Нувелю удалось спрятать здание в зелени благодаря тандему двух озеленителей -  ландшафтного дизайнера Жиля Клемана и дизайнера вертикальных садов Патрика Блана.

   10. Театр Гатри - Миннеаполис, США (2006)

Дебют Нувеля в Америке, театр был сконструирован на стыке двух городских районов – старой промзоны и жилого фешенебельного квартала. Здание повторяет контуры окружающих его старых элеваторов и, в то же время, отливает синим блеском ультрасовременной  стальной облицовки.

«Бесконечный мост» - оригинальная консоль длиной 50 м, выступающая на высоте пятого этажа, заканчивается смотровой террасой.

thearchitect.pro

Жан Нувель. Часть I — ТехЛиб

ac34a586ef818c833153410322bfecabСергей Ткачев

Предлагаем вашему вниманию творчество французского архитектора Жана Нувеля (фр. Jean Nouvel; 12 августа 1945, Фюмель, Франция). На сегодня он, пожалуй, наиболее знаменитый французский архитектор, лауреат Притцкеровской премии 2008 года.

Имя Жана Нувеля не просто хорошо известно во всем мире, своим мировоззрением он изменил подходы в организации архитектурной среды и оказал огромное влияние на развитие архитектуры. Отойдя от модернизма и постмодернизма, он стал автором собственного стиля, который можно отнести к хай-теку.

Жан Нувель уделяет большое внимание единству нового сооружения с существующей средой, с окружающим антуражем. В результате его дома выделяются умелой игрой света и тени, прозрачностью. Недаром он является обладателем многочисленных престижных архитектурных премий. В 80-х годах прошлого века Жан Нувель получил заказ от президента Франции на проектирование серии крупных объектов.

Жан Нувель поздно добился успеха, он родился в семье учителей. Сначала он мечтал стать художником, но родители хотели для сына более серьёзного образования и он поступил на архитектурное отделение Высшей школы изящных искусств в Бордо.

Как Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию. Изображение № 3.

Национальная высшая школа изящных искусств

В 1966 году он выиграл стипендию и продолжил обучение в Высшей школе изящных искусств в Париже. Переехав в 21 год в Париж, в 1967-1970 он работал в бюро Клода Парана (Claude Parent) и Поля Вирильо (Paul Virilio). Незадолго до окончания учебы он открывает свое первое архитектурное бюро вместе с Франсуа Сеньором.

В 1976 году он стал одним из основателей движения в архитектуре «Марс 1976» и «Архитектурный синдикат», становится главным архитектором Парижской биеннале современного искусства.

В течение 1970-х Нувель был больше известен благодаря своим взглядам и организаторской деятельности, чем собственно постройкам. Молодой архитектор был противником сугубо «бумажной архитектуры» и призывал коллег активно отстаивать свои архитектурные взгляды на практике. Движения «Марс 1976» и «Архитектурный синдикат» становятся инициаторами конкурса реконструкции Центрального продовольственного рынка в Первом округе Парижа.

После череды поражений первый значимый конкурс он выиграл лишь в 1981 году — так появилось здание Института Арабского мира (1981—1987 гг.).

Как Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию — Икона эпохи на Look At Me

В своей совместной работе с архитектурным бюро «Architecture Studio» над проектом здания Института арабского мира в Париже Нувель осуществил настоящий прорыв в архитектуре . В отличие от британцев Нормана Фостера и Ричарда Роджерса, которые в это же время запустили глобальную моду на хай-тек, француза в последнюю очередь интересовала именно технологическая сторона архитектуры. При этом Нувель — абсолютный сын нового времени: его проекты были бы невозможны без современных технических решений, но именно высокий современный уровень проектирования и строительства позволяет не отвлекаться на черновые расчёты и придумывать архитектурный аттракцион.

ac34a586ef818c833153410322bfecab(1)После проектирования «Арабского института» (1981—1987 гг.) к архитектору приходит мировая слава. Здание создавалось по инициативе президента Франции и расположено вблизи от Собора Парижской Богоматери. О назначении Института арабского мира публика знает меньше, чем о его здании. На самом деле цель организации – в расширении культурного обмена между Францией и Лигой арабских государств. Так что рисунок подвижных диафрагм на фасаде не случаен – Нувель изображал свою версию восточного орнамента.

Фасад культурного центра представляет собой современную интерпретацию традиционных восточных мотивов. Он состоит из фотоэлектрических экранов, которые напоминают арабские узоры решетчатых ширм. Они реагируют на условия освещения, тем самым меняя облик здания. Погожим солнечный днем культурный центр сияет металлическим блеском. Но стоит случиться непогоде (или в условиях темного времени суток), и институт выглядит совершенно иначе.

610x457_Quality97_650x488_Quality97_03BTF318Фасад Института арабского мира будто раскрывает и закрывает глаза-диафрагмы по мере движения солнца. Металлические панели на фасаде (отверстия в них в солнечные дни автоматически сужаются, как диафрагма, спасая сотрудников от жары и избытка света) – оказался одновременно невероятно декоративным, за что публика именует Нувеля — “медиатическим зодчим”.

Здание Института на набережной Сены напротив острова Сен-Луи было частью плана обновления Парижа, предложенного французским президентом Франсуа Миттераном. Нувель придумал парадоксальную вещь: его музей — это современное технологичное здание, которое прямо опирается на исторические традиции, не скатываясь при этом в постмодернистскую иронию.

Весь южный фасад изнутри закрыт механическими жалюзи, напоминающими арабские орнаменты. В зависимости от освещённости в течение дня эти жалюзи то закрываются, то раскрываются по принципу диафрагмы, создавая игру света внутри здания. Эта абстрактная игра света и есть архитектура в понимании Нувеля; такое решение принесло ему мировую славу в 42 года.

В 1991 году Нувель стал вице-президентом Французского института архитектуры, а с 1993 года — почетным членом американского Института архитекторов.

Как Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию . Изображение № 2.

Кто из наших современников влияет на развитие культуры и технологий? Наш герой — Жан Нувель, архитектор, который оживил хай-тек связью с окружающим контекстом и привнёс мультикультурное разнообразие в европейскую архитектуру.

У Жана Нувеля только один недостаток: его часто сравнивают с Ле Корбюзье, главным (французским) архитектором всех времен и народов. У Нувеля стильно и гладко выбрита голова, он носит безупречные чёрные пиджаки, спит с блондинкой, которая на четверть века его младше, публикует свою переписку с Бодрийяром и собственные манифесты, в которых поэзию ставит выше архитектуры, — в общем, он выглядит и ведёт себя так, как должен выглядеть великий французский архитектор и европейский интеллектуал, признанный при жизни гением.

По слухам, в быту Нувель — очень простой и скромный человек, а из-за старых долгов всё его имущество ограничено лишь автомобилем Porsche. При этом, несмотря на свои левые взгляды, он является одним из самых дорогих мировых архитекторов: наряду с британцем Норманом Фостером, с конца 1980-х Нувель продаёт хай-тековую архитектуру как роскошь. Нувель является одним из столпов современной глобальной архитектуры и одновременно её главным критиком.

Юрий Болотов

В 1994 году он основал «Ателье Жана Нувеля», ставшее в 2006 году со своими 140 сотрудниками одним из самых крупных архитектурных бюро Франции. В настоящее время им одновременно ведутся 40 проектов внутри страны и за границей. Центральное отделение бюро находится в Париже, а филиалы в Лондоне, Копенгагене, Миннеаполисе, Риме, Мадриде и Барселоне.

ac34a586ef818c833153410322bfecab(4)Фонд Картье (1994 г.) — ещё одно небольшое музейное здание в центре Парижа — совсем не похож на Институт Арабского мира и меньше всего напоминает архитектуру в её привычном понимании. Посреди исторической застройки Нувель разбил сад, отгороженный от окружающего пространства стеклянной витриной во всю высоту улицы. Внутри сада — прозрачная постройка, поверх которой то там, то здесь можно заметить навесные жалюзи.

В статике Фонд Картье выглядит странной стеклянной теплицей, в динамике же это одно из самых неуловимых, но эффектных зданий в мире. Предметом архитектуры здесь становится не здание как таковое, а само пространство, дружественное по отношению к посетителю.

Как Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию . Изображение № 7.

Фонд Картье

В 1994 году Нувель создал идеальное здание для современного постиндустриального города: музей современного искусства, в котором собственно современному искусству отведена второстепенная роль. В первую очередь это место общения и отдыха посреди мегаполиса. Архитектура перестаёт доминировать, выдвигая на первый план человека и его эмоции.

ac34a586ef818c833153410322bfecab(6)Еще одним ярким проектом является Центр Культуры в небольшом швейцарском городке Люцерн.

Для этого живописного местечка Жан предусмотрел очень оригинальную идею. Здание планировалось, как ода воде и свету. Изначально архитектор хотел соорудить его в центре городского озера. По его мнению, в окружении живописных альпийских гор Центр смотрелся бы очень эффектно.

Но муниципальные службы Люцерна отвергли идею. Это не смутило Нувеля, а лишь внесло корректировку в реализацию проекта. В итоге вода из озера начала поступать под крышу по двум каналам. Они стали отражающими экранами для света и разделили постройку на 3 части. Внутри разместились концертные залы. Кроме того, здание является акустическим шедевром.

content_4Строительство этого великолепнейшего современного здания в стиле хай-тек было начато в 1995, а завершено в 2000 году. Этот построенный из стали и стекла шедевр современной архитектуры благодаря козырьку крыши создает иллюзию парения над землей и очень гармонично вписывается в облик современного Люцерна. Следует отметить, что крыша комплекса привлекает внимание сама по себе благодаря монументальным размерам: 107 на 113 метров. Верх крыши сделан из меди, а нижняя часть состоит из 2000 отполированных алюминиевых листов, в которых отражаются бесподобные окрестные пейзажи. Комплекс KKL разделен на три автономных здания, между которыми протекает река Ройс. Каждое из зданий, соединенных между собой стеклянными мостами, отличается своеобразной красотой, и порой невозможно понять – озеро ли отражается в стеклянных стенах или наоборот.

В Центре культуры и конгрессов размещены конференц-зал, крупнейший швейцарский Музей искусств, владеющий великолепным собранием скульптуры и живописи современных авторов, и, наконец, «сердце комплекса» – концертный зал на 1840 зрителей, акустика и оснащение которого являются одними из лучших в мире. Форма концертного зала ассоциирует с виолончелью, а оркестровая яма напоминает корабельный корпус. Все главные музыкальные мероприятия Люцерна, известный на весь мир Международный музыкальный фестиваль, выступления выдающихся коллективов и исполнителей проходят в KKL, а на близлежащей площади и променаде проводятся всевозможные выставки, перформансы, концерты и фестивали. В Центре также проходят всевозможные научные конференции, конгрессы, на которые съезжается деловая и финансовая элита мира.

ac34a586ef818c833153410322bfecab(5)Культурный центр — не единственная работа Жана в Люцерне. Вторым проектом стало создание бутик-отеля с довольно банальным названием The Hotel. Здание также является одой свету, но в отличие от культурного центра оно как бы защищает человека от стихии, служит надежным убежищем. Старинный семиэтажный дом в темное время света превращается в уникальный образчик современной светоинсталляции. На потолке каждого номера спрятан кадр из какого-то фильма, выбранного архитектором. Он-то и светится во тьме.

Стоит отметить, что проект отеля — полностью дело рук Нувеля. В нем нет одинаковых номеров, и все вплоть до фурнитуры придумал Жан. Поражает воображение прием контрастности. Отель имеет строгие темные коридоры и залитые светом номера. Последнего удалось достичь благодаря большим окнам и обилию отражающих поверхностей.

ac34a586ef818c833153410322bfecab(2)Также заслуживает внимания Торговый центр «Галерея Лафайет» в Берлине (1991—1995) – торговый дом, являющийся берлинским филиалом известной на весь мир Galeries Lafayette в Париже. Этот торговый дом является одним из первых мест элитного шоппинга в Берлине. В последнее время этот торговый дом даже стал одним из символов города.

В помещениях, украшенных белым и черным мрамором, находятся отделы таких известных законодателей моды, как Chanel, Azzaro и Amouage, Dolce&Gabanna, Claudie Pierlot, Valentino, Swarovski, Gucci, Tissot и многие другие. Располагающийся на нижнем этаже гастрономический и кулинарный отдел отдельно знаменит огромным ассортиментом деликатесов и изысканных спиртных напитков для настоящих ценителей кухни.

В этом торговом доме также есть магазины электроники, посуды, парфюмерии, продуктовые и сувенирные лавки. Снаружи Galerie Lafayette shopping center выглядит достаточно лаконично и неброско, в духе расположенных по соседству таких же «стерильных», «космических» зданий. Но внутри посетитель может в полной мере оценить талант автора. Использование декоративных воронок позволило играть со звуком. Он преломляется и многократно усиливается.

Газгольдеры в центре Вены

Газгольдеры в центре Вены

ac34a586ef818c833153410322bfecab(7)Реконструкция Венских газгольдеров стала еще одним необычным проектом Жана Нувеля. Архитектура не создает проблем, как нынешняя точечная застройка в России, настоящая архитектура их решает. И любое достояние прошлого способно стать достопримечательностью такого современного и динамичного стиля, как хай-тек.

Огромные цилиндрические резервуары, построенные в конце 19 века, были заброшены в 80-х годах прошлого столетия. Газометры — четыре кирпичных цилиндрических резервуара высотой 70 метров и диаметром 60 метров, возведенные для хранения коксового газа. В 1984 году город перешел на природный газ, и потребность в больших резервуарах для газохранилищ отпала.

Жан Нувель реконструировал газгольдер «А», т.е. первый их них, показав все, на что способен настоящий архитектор. Под светопрозрачным куполом, которым он перекрыл резервуар, расположился целый городок для молодых семей, богемы, мастерские художников, детские сады, магазинчики, кафе… есть прекрасная парковка и современный бизнес-центр. Интересно, что на житье в газгольдер начали перебираться и жители вполне «нормальных» домов по соседству. Жизнь в газгольдере пришлась по нраву многим венцам.

Нувелю удалось сохранить изначальный вид газгольдеров, изменив их внутреннее наполнение. И в 2002 году газгольдеры превратились в уникальный жилой микрорайон со своей инфраструктурой.

ac34a586ef818c833153410322bfecab(9)Ж. Нувеля можно назвать асом игры со светом. Своё самое известное (или попросту масштабное) здание француз построит ещё через десять лет. Как ни странно, события 11 сентября развяжут руки архитекторам и подтолкнут к экспериментам с устоявшейся типологией небоскрёба.

В Лондоне Норман Фостер создаст приплюснутый «огурец» 30 St Mary Axe; для водоканала Барселоны Нувель придумает не очень типичную офисную высотку «Торре Агбар» (Torre Agbar в Барселоне, 2004).

Как Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию . Изображение № 8.

Небоскреб покрыт многочисленными стеклянными панелями, которые окрашены эмалевой краской разных тонов. Этот прием позволил автору создать уникальное здание. В лучах солнечного света днем и искусственного освещения в темное время суток небоскреб превращается в искрящийся столп. Радужное сияние создает иллюзию, будто здание растворилось, а на его месте вырос переливающийся валун воды.

Во внешне похожих проектах вновь отразится разница подходов британца и француза: для Фостера безупречная технологическая начинка здания и есть самоцель, для Нувеля — лишь машинерия, необходимая для осуществления визуальной инсталляции.

ced076d31c5015ecfc373719e5e01152(1)Похожий на фонтан небоскрёб с хаотично расположенными окнами и пикселизированной расцветкой, выбранной компьютером случайным образом, — не прихоть, а последовательное развитие основанных на непредсказуемости неомодернистских принципов Нувеля. Весь XX век стеклянные высотки были безлики и выбивались из контекста. В ответ Торре Агбар подчёркнуто эфемерно, оно всё время переливается, ускользает от взгляда и не равно самому себе. Это в хорошем смысле безликий небоскрёб — он самобытен, но не старается выделяться среди культурного окружения.

Торре Агбар — штаб-квартира компании Aigues de Barcelona, контролирующей водоснабжение города, канализацию и прочие коммунальные услуги. В церемонии открытия штаб-квартиры управления городского водопровода принял участие король Испании Хуан Карлос. Небоскреб видно почти из любой точки города. Здание невольно приковывает к себе взгляд, ведь Нувель строил не просто небоскреб, он строил небоскреб в Барселоне, поэтому Торре Агбар просто обязан был быть необычным. Особое внимание архитектор уделил фасаду здания. Он состоит из нескольких тысяч разноцветных окон, образующих сложные цветовые сочетания. Цвета здесь распределены случайным образом, как на мозаике. Тысячи стеклянных панелей окрашены эмалевой краской 40 различных оттенков и переливаются на солнце, как поверхность водоема.

ced076d31c5015ecfc373719e5e01152Это создает эффект вибрации и движения, характерный для льющейся воды, как и планировал Нувель, видя в своем небоскребе гигантский фонтан или гейзер: «Он навеян волнообразными формами горы Монтсеррат, возникшей из недр земли словно гейзер». Кажется, что здание, играя с солнечным светом, переливается всеми цветами радуги.

Расположение 4400 окон небоскреба определила компьютерная программа – генератор случайных чисел. Это создало серьезные проблемы для сохранения статики оболочки здания, зависящей от каждого конкретного отверстия, а также повысило стоимость проектирования и строительства – для каждого этажа потребовалось разрабатывать индивидуальный план.

Общая площадь офисов в «Torre Agbar» — 39 000 кв. м, а стоимость башни – 133 млн. евро. Башня «Агбар» привлекает не только своей необычной формой, но и замысловатой многослойной оболочкой, напоминающей чешую фантастической рыбы. Фасад башни состоит из двух прослоек. Первый слой — плотная бетонная скорлупа, облицованная ярко раскрашенными металлическими листами и беспорядочно разбросанными квадратиками окон. Второй слой — система полупрозрачных стеклянных жалюзи, вынесенных на расстояние вытянутой руки.

Подобные прослойки, или так называемые системы двойного фасада, все чаще применяются в современном строительстве. Они обеспечивают естественное вентилирование внутренних помещений, что экономит площадь, занимаемую ненужными здесь воздухопроводами и кондиционерами. В зимнее время фасадная прослойка, подобно воздушному буферу, задерживает выход тепла наружу. А летом, наоборот, накопленный за ночь холодный воздух устремляется внутрь.

Особенно эффектно Торре Агбар смотрится с горы Монжуик, когда перед тобой, как на ладони, лежит вся Барселона. Вздымаются в небо шпили Готического квартала, а за ними вдали, на расстоянии в два километра друг от друга, высятся «фонтан» Нувеля и «замок из песка» Гауди. И, как это ни парадоксально, готика, модерн и хай-тек гармонично дополняют друг друга.

Массовый успех новой постройки стал поводом для присуждения Нувелю Притцкеровской премии — архитектор получит её за свои заслуги в области архитектуры в 2008 году; и тем парадоксальнее, что эта награда, как и первый успех, опоздала почти на десятилетие. Благодаря нескольким небольшим и изысканным проектам Нувель стал архитектурной звездой ещё в 1990-е, и всю последующую десятилетку мог вовсе ничего не строить или заниматься лишь своим хобби — дизайном мебели. Вместо этого он стал мировым брендом и руководителем фабрики по производству чудес, каждый год занимающейся десятками масштабных проектов по всему миру.

ac34a586ef818c833153410322bfecab(13)Летом 2006 года было закончено строительство театра Гатри у реки Миссисипи (Миннеаполис). Он был первой работой Жана на территории Штатов. В здание 12 этажей, причем доступ к зрительным местам начинается не ранее 4 этажа.

Французский архитектор недаром любит играть со светом и тенью. Это часть его «природной концепции», которая заключается в достижении гармонии построек и окружающего мира. Философия Нувеля инновационна и уникальна. Она позволила ему создать собственный неповторимый стиль, который отличается от базовых концепций Ле Корбюзье.

В 2005 году архитектор зафиксирует на бумаге идеи, которые воплотились в этом проекте. В «Луизианском манифесте» он выскажется против современной анонимной архитектуры, которая лишена связи с контекстом и выглядит одинаково и в Европе, и в новых мегаполисах Китая.

Для Нувеля архитектура — это модификация существующего физического, биологического и исторического континуума.

«Архитектура — это адаптация местных условий к данному времени», – а значит, каждый проект архитектора должен быть непохож на предыдущие и укоренён в окружении. За этим нехитрым предложением в действительности следует радикальное признание: один из главных архитекторов современности открыто говорит, что архитектура не самоценна и существует только здесь и сейчас, а всё прочее и неважно.

Жан Нувель считается разносторонним архитектором и умеет объединить цвета, материалы и поверхности как никто другой. Он — один из известнейших архитекторов Франции и работает над своими проектами по всей Европе, а также в Азии, Северной и Южной Америке. Его стиль отличает не только цельность архитектурных решений, но и то, как каждое здание идеально вписывается в окружающий ландшафт.

«Каждый раз я пытаюсь найти то, что я называю недостающим звеном в паззле, нужное здание на нужном месте».

У Нувеля два взрослых сына от первого брака и дочь от второго. Его третья жена — шведский архитектор Миа Хагг.

ac34a586ef818c833153410322bfecab(11) ac34a586ef818c833153410322bfecab(3)

Концертный зал, Копенгаген (2009)

Оперный театр в Лионе, 1993

ac34a586ef818c833153410322bfecab(10)В середине нулевых он еще совершает один небольшой архитектурный подвиг. На месте старых складов для хранения кофе в пустующих доках Гавра он создает небольшое чудо — Аквакомплекс «Бани в доках». Новое сооружение, состоящее из лаконичных геометрических объемов, находится на набережной Реюньон.

Его стены, выкрашенные блестящей белой краской, приобретают в зависимости от времени дня и погоды разные оттенки; то же самое относится и к интерьерам, где архитектор также придерживался белой гаммы и активно использовал естественное освещение.Комплекс, включающий в себя «игровые» бассейны, спортивный бассейн, спа-центр и открытые бассейны с «пляжами», максимально далек от традиционных типов бассейна и аквапарка.

Нувель уделил большое внимание проблеме создания комфортной атмосферы для каждого посетителя; в качестве главных «раздражителей» архитектор рассматривал шум и чрезмерную «открытость» традиционного бассейна. Поэтому во всех помещениях «Бань» установлены разнообразные звукопоглощающие экраны и перегородки; чтобы создать «интимные», тихие пространства даже вокруг больших «игровых» бассейнов, Нувель постарался избежать помещений с простым прямоугольным или квадратным планом. Во всех пространствах аквакомплекса есть разнообразные ниши и полузакрытые зоны, где купальщики могут отдыхать и плавать, не чувствуя себя «выставленным на показ». То же самое относится и к открытым водоемам: между ними и пространством города, а также между отдельными бассейнами возведены стены, защищающие посетителей от чужих взглядов и шума.

Белый цвет (краска стен и покрытие из стекломассы бассейнов) разноразмерных блоков, которые составляют объем постройки, контрастирует с голубым цветом воды, создавая выдержанную двухцветную гамму, нарушенную архитектором только один раз: в зоне детского бассейна-«лягушатника», где он использовал мягкое дно и разноцветные пластиковые «подушки».

Все бассейны комплекса, открытые и закрытые, наполнены подогретой водой, поэтому могут быть использованы круглый год; то же относится и к времени суток: с наступлением темноты белая гамма уступает место многоцветной подсветке разной степени интенсивности.

В люцернском отеле через окна видны приклеенные к потолку (холст и фото) любовные сцены из фильмов – от “Опасных связей” до “Смутного объекта желания”. Его проекты – аттракционы. Нувель заключил в прозрачную клетку Фонд Картье, полуцилиндром увенчал Оперу в Лионе и чуть не упаковал в каменный ящик театр в Токио. Спроектировал почти сотню замечательных зданий, получил все высшие архитектурные награды и теперь с полным основанием может говорить: “Я не бумажный архитектор, я никогда не задумывал проект ради удовольствия от хорошего чертежа”.

* * *

Завершая обзор творчества Жана Нувеля на середине «нулевых», придется поведать такую жуткую историю… о том, как архитектурные сооружения пропитываются всем, что в них происходило, а после… возникает всякое.

Пугающая легенда Музея королевы Софии

Что мы знаем о самых популярных достопримечательностях Испании? Да, кажется, что все. Музеи и дворцы, зафиксированные во всех ракурсах и исхоженные миллионами туристов – где там притаиться большой неожиданности? Однако это королевство тем и притягивает путешественников, что его можно открывать-узнавать-разгадывать бесконечно…Сегодня мы отправляемся в одну из самых известных столичных достопримечательностей – выяснять то, что осталось за страницами путеводителей.

Голоса и крики в пустых залах, двери, открывающиеся и закрывающиеся сами по себе, сигналы тревоги, раздающиеся без всякой на то причины… Вот лишь некоторые мистические факты, которые на протяжении многих лет озвучиваются сотрудниками и сторожами Музея королевы Софии. Факты, которые привели к появлению зловещей легенды вокруг этого здания.

Музей королевы СофииМузей королевы Софии

История здания восходит ко второй половине XVI века. На участке, который в настоящее время занимает эмблематичный музей Мадрида, был построен хостел, куда приходили умирать нищие и бездомные. В подвалах здания захоронены многие из них. Позднее хостел стал Центральной больницей, открытой в 1787 г. королем Испании Карлом III.

Проект, инициированный инженером Хосе Эрмосилья и завершенный под руководством Франсиско Сабатини, был призван собрать в районе Аточи воедино многочисленные медучреждения, разбросанные по всему городу. В этих стенах почитался образ Богоматери Мадрида или Девы обездоленных.

В первые годы работы больницы в ней умерли тысячи людей: в ту эпоху различные болезни и эпидемии опустошали Мадрид. Количество трупов было столь велико, что многие из них пришлось хоронить в подвалах больничного центра. Этот факт привел к тому, что к XIX веку появились истории о привидениях и призраках, посещающих по ночам палаты некоторых пациентов, чтобы объявить о том, что их смерть близка.

Центральная больница закрылась в 1965 году и в течение 20 лет оставалась заброшенной. Был составлен план сноса строения, но Академия Сан-Фернандо и Генеральная дирекция изящных искусств обратились к правительству с просьбой о сохранении здания и добились того, что в 1977 году оно было объявлено историко-культурным наследием. Пять лет спустя было решено преобразовать старое здание больницы в центр современного искусства — Музей королевы Софии.

Музей королевы Софии

Во время ремонтных работ была сделана целая серия жутких находок, в числе которых фигурировали черепа и остатки скелетов. В 1990 году при проведении второго этапа перестройки в старинной больничной часовне, которая сегодня используется как подвал, и где, по уверениям некоторых музейных работников, происходит основная часть паранормальных явлений, были найдены три мумифицированных монашеских трупа. Фактически, с разрешения архиепископства, эти мумии остаются погребенными под главным входом в музей.

Несмотря на реабилитацию здания, мадридская пинакотека стала ареной различных необъяснимых событий. Изучением ситуации в здании занялась группа «Hepta» — команда исследователей паранормальных явлений, основанная священником Хосе Мария Пилоном. Они впервые появились в музее в 1992 году и стали свидетелями необъяснимых явлений: например, когда посреди ночи лифты сами по себе приходили в движение.

Музей королевы СофииМузей королевы Софии

Эти события стали происходить после переезда в музей знаменитой картины Пабло Пикассо «Герника» из Casón del Buen Retiro. Многие специалисты тогда посчитали, что «Королева София» — не самое подходящее место для работы Пикассо. Некоторые даже утверждали, что в паранормальных явлениях принимает участие призрак Пабло Пикассо, рассерженный передачей своей картины в бывшую больницу.

На этом события не заканчиваются. Некий медиум заявил, что дух на самом деле существует, и принадлежит священнику, умершему здесь от пыток во время гражданской войны, когда больница использовалась в качестве тюрьмы и камеры пыток.

Но и это еще не все. Как рассказывает журналист Анхель дель Рио в своей книге «Привидения, призраки и заколдованные дома Мадрида», несколько ночных сторожей приняли рассказы о призраке в музее за шутку и решили вызвать его с помощью спиритического сеанса. И явился дух по имени Aтаульфo, который сделал трагическое предсказание одному из присутствующих работников: «Через несколько дней с тобой случится большое несчастье. Готовься». Через несколько дней близкий родственник сторожа погиб в ДТП. Для кого-то это было просто жестоким совпадением, но другие испытали страх и попросили перевода на другое место работы.

Музей королевы СофииМузей королевы Софии

В октябре 1997 года бывший сторож «Королевы Софии» сообщил об этих паранормальных явлениях Совету по охране окружающей среды сообщества Мадрид. Он жаловался на депрессию, которую вызвали гипотетические появления призрака, и призвал Совет провести в пинакотеке обряд экзорцизма, чтобы покончить с духом. Кроме того, заявитель сообщил, что по вине этого призрака он заболел, страдает раздражительностью, потливостью и головокружениями. Некоторые симптомы, согласно его заявлению, никуда не исчезли даже после перевода, и потому просил считать его проблемы профессиональным заболеванием.

В последние годы об этих странных явлениях ничего не слышно. Может быть, потому, что духов никогда не существовало, или же они упокоились с миром, а, может, просто потому, что сотрудники музея не заинтересованы в раскрытии этой тайны. У некоторых вероятность того, что по зданию кружит призрак, вызывает смех, другие просто отрицают его существование. Как бы то ни было, если вам доведется оказаться в Музее королевы Софии, будьте начеку: возможно, за вами наблюдает призрак.

Пугающая легенда Музея королевы Софии, Испания по-русски

ced076d31c5015ecfc373719e5e01152(10)Вот об этих потусторонних сложностях, доставших всех в центре Мадрида, Жан Нувель тоже написал в своем «Луизианском манифесте» в 2005 году. После достраивания Нового крыла Музея королевы Софии по его проекту, все эти паранормальные эффекты исчезли.

Музей «Центра искусств королевы Софии» расположен в здании, некогда бывшем главной больницей Мадрида. Творение знаменитого Франческо Сабатини в наше время было расширено по проекту Жана Нувеля.

Здесь появились конференц-зал, библиотека и новые выставочные залы, расположенные под большим красным навесом из алюминия и цинка с тыльной стороны старинного здания.

К музею относятся ещё два мадридских здания – Дворец Веласкеса и Стеклянный дворец, оба расположены в парке Ретиро. В этих помещениях проходят временные экспозиции и представляются художественные инсталляции.

Музей начал свою работу в 1986 г. и через два года по королевскому указу получил статус национального музея Испании. Официальное открытие его состоялось в 1992 г.

Несколько этажей музея «Центр искусств королевы Софии» предназначены для временных выставок, лишь на 3 этаже располагается постоянная коллекция современного искусства Испании, в которой представлены произведения Дали, Миро, Хуана Грис, Медардо Россо, Эрменехильдо Англады Камараса, Хосе Гутьерреса Солана, а также знаменитая «Герника» Пабло Пикассо.

Архитектура всегда отвечает на ситуацию, нет архитектуры как таковой. Она должна находиться в определенном месте в определенное время. Я всегда стараюсь выстроить связь между историей и географией, то есть учитывать людей, которые в итоге станут пользоваться этим зданием. Удовольствие от возможности соответствовать этим ожиданиям дает уникальное ощущение, особенно на эмоциональном уровне.

Без эмоции нет архитектуры.

Jean-Nouvel-au-sommet-de-l-architecture

Мои поиски всегда крутятся вокруг идеи индивидуальности, я не люблю повторять одни и те же слова, одну и ту же архитектуру в разных точках. Я трачу много сил, чтобы сделать что-то одно в конкретном месте и с конкретными людьми, создать что-то уникальное. Материя и свет во многом зависят от времени и состояния мира. Каждый проект задает вопрос об этих измерениях.

Продолжение следует…

Читать по теме:

Статья впервые опубликована в «Литературном обозрении» 14.03.2016 г.

tehlib.com

Жан Нувель – волшебник современного мира

Жан Нувель – человек, подаривший хай-теку новое виденье. – Его архитектура всегда узнаваема в любом окружении. Он творит по всей планете – в Европе, Азии, Северной и Южной Америке.

«Каждый раз я пытаюсь найти то, что я называю недостающим звеном в пазле, нужное здание на нужном месте», — философия Жана Нувеля.

Современники сравнивают Жана с его известным земляком – Ле Корбюзье. Но Ле Корбюзье стоял у истоков хай-тека, а Нувель придал стилю новую жизнь.

Улыбающийся Нувель — редкое зрелище

Он родился в 1945 году. Родители Жана были учителями и видели будущее сына в математике, но Нувель мечтал стать художником. Сошлись на компромиссе – Жан поступил на архитектора.

Архитектуре Жан посвящал себя полностью – в 1976 году с его подачи основаны новые архитектурные движения «Марс 1976» и «Архитектурный синдикат».

Жан и его проект для Абу-Даби

Рукам архитектора принадлежат мировые шедевры – Институт Арабского мира и Фонд Картье в Париже, отель и торговый центр в Лютерне, выставочный комплекс «Монолит», «Лувр» в Абу-Даби, «Золотой ангел» в Праге, Парижская Филармония, здания в Америке и Японии.

Институт арабского мира

Звезда Нувеля зажглась в 1987 году, когда достроили его проект Института Арабского мира. Это здание, которое жило собственной жизнью в разное время суток, притягивало взгляды окружающих и принесло Жану неугасимую славу. Для фасада Нувель использовал фотоэлектрические экраны, напоминающие арабскую роспись. Благодаря этому, здание меняет облик в разное время суток и при разном освещении.

Тот год стал прорывом в карьере мастера, хотя ему было уже за 40. Успех пришел к нему поздно, но не покидает и по сей день.

Технический проект

С 1994 «Ателье Жана Нувеля» во Франции стало крупнейшей и популярнейшей компанией в стране. Отделения его находятся во многих крупных городах Европы – Париж, Лондон, Рим, Мадрид, Барселона.

Один из его лучших проектов — “Лувр Абу-Даби”

В коллекции Нувеля много наград – Ага-хана, Золотая медаль Французской академии архитектуры, Золотой лев, Императорская премия, Золотая медаль Королевского института британских архитекторов, премия Вольфа, и знаменитая Притцкеровская премия.

Зодчий в своем “ателье”

Я занимаюсь дизайном жилья, офисов, павильонов для выставок, фабрик – всего понемногу, и хочу продолжать в том же русле. Я не думаю, что специализация на чем-то конкретном – это хорошая идея. Каждый проект представляет собой частный случай в и имеет право быть.

Жан Нувель — архитектор

Один из футуристичных проектов

Я не бумажный архитектор, я никогда не задумывал проект ради удовольствия от хорошего чертежа.

За простые здания он не берется; но даже если возьмет обыкновенный проект, сделает из него нечто невозможное.

Центр Культуры в Люцерне тонко отражает не только свет, но и звук – специалисты называют его акустическим шедевром. В том же городке спрятался еще один шедевр Нувеля – отель в старом реконструированном здании. Тут в темное время суток можно увидеть подсвеченные кадры из фильмов – их автор разместил на потолке и благодаря игре света они видны в нужное время. В этом отеле нет ни одного похожего номера!

Центр культуры, Люцерн

Архитектура – это возможность в городе с богатой историей продолжать игры, начатые другими несколько веков или несколько лет назад.

Игра со светом удается автору настолько виртуозно, что любое его здание напоминает современный сказочный замок. Стекло, метал, титановые диафрагмы и фотоэлектрические панели – их использует Жан в своей магии.

Современные технологии – это только средство для достижения эстетического чуда», - говорит Нувель.

Нувель не просто занимается архитектурой, но и посвящает ей книги. В 2005 году вышел труд «Манифест Луизианы».

Манифест отображает мысли автора о современных проектах, порою делая акцент на том, что сегодняшняя архитектура представляет опасность. Она опасна для истинного творчества. Никто, быстро застраивая города, не думает, подойдет ли это здание конкретно этому месту.

Торре-Агбар, Барселона

Занимаясь миллиардными проектами, из роскоши Нувель имеет лишь Порше и любимое хобби – дизайн мебели.

Особо известна его коллекция мягкой мебели Vienna для австрийского бренда Wittmann. Эффект элементарности, заложенный автором, покорил сердца ценителей удобного интерьера во всем мире.

Мебель Vienna для Wittmann

Интерьер, созданный маэстро

Я хочу создавать объекты, которые будут представлять личное удовольствие. Возможно, это эгоистичный подход, но дизайн может идти и по такому пути.

Его проект с нотками народного стиля

ФОТО: inhabitat, archidom

НАШЕ МНЕНИЕ:

Жан Нувель разнообразен и многогранен, как и все его произведения: будь то маленькое кресло или помпезное здание в центре города. Очень немногие обладают даром такой глубокой, волшебной фантазии; ведь без нее любые технологии – ничто.

Ekaterina Фото
  • 2 941 просмотров
  •  комментариев

faqindecor.com

Как Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию — Look At Me

Кто из наших современников влияет на развитие культуры и технологий? В обновлённой рубрике «Икона эпохи» мы будем рассказывать о художниках, дизайнерах, писателях, музыкантах и о других творческих профессионалах, которые меняют мир прямо сейчас. Наш герой на этой неделе — Жан Нувель, архитектор, который оживил хай-тек связью с окружающим контекстом и привнёс мультикультурное разнообразие в европейскую архитектуру. 
Как Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию
. Изображение № 2.

  

Жан Нувель

Jean Nouvel

Родился в 1945 году во Франции

Архитектор

 

У Жана Нувеля только один недостаток: его часто сравнивают с Ле Корбюзье, главным (французским) архитектором всех времен и народов. У Нувеля стильно и гладко выбрита голова, он носит безупречные чёрные пиджаки, спит с блондинкой, которая на четверть века его младше, публикует свою переписку с Бодрийяром и собственные манифесты, в которых поэзию ставит выше архитектуры, — в общем, он выглядит и ведёт себя так, как должен выглядеть великий французский архитектор и европейский интеллектуал, признанный при жизни гением.

По слухам, в быту Нувель — очень простой и скромный человек, а из-за старых долгов всё его имущество ограничено лишь автомобилем Porsche. При этом, несмотря на свои левые взгляды, он является одним из самых дорогих мировых архитекторов: наряду с британцем Норманом Фостером, с конца 1980-х Нувель продаёт хай-тековую архитектуру как роскошь. Нувель является одним из столпов современной глобальной архитектуры и одновременно её главным критиком.

Молодость и поздняя слава

Жан Нувель поздно добился успеха. Он родился в семье учителей на юго-западе Франции летом 1945 года. Родители предполагали, что Нувель станет заниматься математикой, но в школе будущий архитектор быстро приобрёл интерес к живописи и в 21 год переехал в Париж, где работал и учился в Национальной высшей школе изящных искусств. Сразу после завершения обучения он открыл собственное архитектурное бюро и стал главным архитектором Парижской биеннале современного искусства.

Как Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию
. Изображение № 3.

 Национальная высшая школа изящных искусств

В течение 1970-х Нувель был больше известен благодаря своим взглядам и организаторской деятельности, чем собственно постройкам. Молодой архитектор был противником сугубо «бумажной архитектуры» и призывал коллег активно отстаивать свои архитектурные взгляды на практике. Тогда же он основал движения «Марс 1976» и «Архитектурный синдикат» и стал одним из организаторов конкурса реконструкции Центрального продовольственного рынка в Первом округе Парижа. После череды поражений первый значимый конкурс он выиграл лишь в 1981 году — так появилось здание Института Арабского мира.

Институт Арабского мира в Париже

Как Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию
. Изображение № 4.

Здание Института Арабского мира

Здание Института на набережной Сены напротив острова Сен-Луи было частью плана обновления Парижа, предложенного французским президентом Франсуа Миттераном. Нувель придумал парадоксальную вещь: его музей — это современное технологичное здание, которое прямо опирается на исторические традиции, не скатываясь при этом в постмодернистскую иронию. Весь южный фасад изнутри закрыт механическими жалюзи, напоминающими арабские орнаменты. В зависимости от освещённости в течение дня эти жалюзи то закрываются, то раскрываются по принципу диафрагмы, создавая игру света внутри здания. Эта абстрактная игра света и есть архитектура в понимании Нувеля; такое решение принесло ему мировую славу в 42 года.

Как Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию
. Изображение № 5.Как Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию
. Изображение № 6.

Здание Института Арабского мира

В отличие от британцев Нормана Фостера и Ричарда Роджерса, которые в это же время запустили глобальную моду на хай-тек, француза в последнюю очередь интересовала именно технологическая сторона архитектуры. При этом Нувель — абсолютный сын нового времени: его проекты были бы невозможны без современных технических решений, но именно высокий современный уровень проектирования и строительства позволяет не отвлекаться на черновые расчёты и придумывать архитектурный аттракцион. Спустя семь лет Нувель покажет это в другом своём проекте — Фонде Картье.

Фонд Картье

Фонд Картье — ещё одно небольшое музейное здание в центре Парижа — совсем не похож на Институт Арабского мира и меньше всего напоминает архитектуру в её привычном понимании. Посреди исторической застройки Нувель разбил сад, отгороженный от окружающего пространства стеклянной витриной во всю высоту улицы. Внутри сада — прозрачная постройка, поверх которой то там, то здесь можно заметить навесные жалюзи.

Как Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию
. Изображение № 7.

Фонд Картье

В статике Фонд Картье выглядит странной стеклянной теплицей, в динамике же это одно из самых неуловимых, но эффектных зданий в мире. Предметом архитектуры здесь становится не здание как таковое, а само пространство, дружественное по отношению к посетителю. В 1994 году Нувель создал идеальное здание для современного постиндустриального города: музей современного искусства, в котором собственно современному искусству отведена второстепенная роль. В первую очередь это место общения и отдыха посреди мегаполиса. Архитектура перестаёт доминировать, выдвигая на первый план человека и его эмоции.

В 2005 году архитектор зафиксирует на бумаге идеи, которые воплотились в этом проекте. В «Луизианском манифесте» он выскажется против современной анонимной архитектуры, которая лишена связи с контекстом и выглядит одинаково и в Европе, и в новых мегаполисах Китая. Для Нувеля архитектура — это модификация существующего физического, биологического и исторического континуума. «Архитектура — это адаптация местных условий к данному времени», – а значит, каждый проект архитектора должен быть непохож на предыдущие и укоренён в окружении. За этим нехитрым предложением в действительности следует радикальное признание: один из главных архитекторов современности открыто говорит, что архитектура не самоценна и существует только здесь и сейчас, а всё прочее и неважно.

Торре Агбар

Своё самое известное (или попросту масштабное) здание француз построит ещё через десять лет. Как ни странно, события 11 сентября развяжут руки архитекторам и подтолкнут к экспериментам с устоявшейся типологией небоскрёба. В Лондоне Норман Фостер создаст приплюснутый «огурец» 30 St Mary Axe; для водоканала Барселоны Нувель придумает не очень типичную офисную высотку «Торре Агбар». Во внешне похожих проектах вновь отразится разница подходов британца и француза: для Фостера безупречная технологическая начинка здания и есть самоцель, для Нувеля — лишь машинерия, необходимая для осуществления визуальной инсталляции.

Как Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию
. Изображение № 8.Как Жан Нувель превратил хай-тек в поэзию
. Изображение № 9.

Торре Агбар

Похожий на фонтан небоскрёб с хаотично расположенными окнами и пикселизированной расцветкой, выбранной компьютером случайным образом, — не прихоть, а последовательное развитие основанных на непредсказуемости неомодернистских принципов Нувеля. Весь XX век стеклянные высотки были безлики и выбивались из контекста. В ответ Торре Агбар подчёркнуто эфемерно, оно всё время переливается, ускользает от взгляда и не равно самому себе. Это в хорошем смысле безликий небоскрёб — он самобытен, но не старается выделяться среди культурного окружения.

Массовый успех новой постройки стал поводом для присуждения Нувелю Притцкеровской премии — архитектор получит её за свои заслуги в области архитектуры в 2008 году; и тем парадоксальнее, что эта награда, как и первый успех, опоздала почти на десятилетие. Благодаря нескольким небольшим и изысканным проектам Нувель стал архитектурной звездой ещё в 1990-е, и всю последующую десятилетку мог вовсе ничего не строить или заниматься лишь своим хобби — дизайном мебели. Вместо этого он стал мировым брендом и руководителем фабрики по производству чудес, каждый год занимающейся десятками масштабных проектов по всему миру.

Таймлайн

Оканчивает Национальную высшую школу изящных искусств и открывает своё бюро

Построен Институт Арабского мира

Фонд Картье в Париже

Galeries Lafayette в Берлине

Башня Агбар в Барселоне

Нувель публикует «Луизианский манифест», а в Мадриде по его проекту расширяют Музей королевы Софии

Проектирует филиал Лувра в Абу-Даби (строительство закончится в 2015 году)

Получает Притцкеровскую премию

По проекту Нувеля строится летний павильон лондонской галереи Serpentine

 

Влияние

Переосмысление хай-тека

Жан Нувель — главный французский архитектор современности, творчество которого позволило преодолеть кризис модернизма 1980-х годов. Именно он оживил хай-тек связью с окружающим контекстом и привнёс мультикультурное разнообразие в европейскую архитектуру. Наряду с Захой Хадид, Норманом Фостером, Ричардом Роджерсом, Фрэнком Гери, Рэмом Колхасом, Жаком Херцогом и Пьером де Мероном, Нувель является столпом западного архитектурного экспорта в Китай и страны Ближнего Востока. Благодаря контекстуальному подходу к каждому новому проекту Нувель не имеет собственного, чётко выраженного стиля и, как следствие, явных последователей.       

Что можно найти в продаже

 

www.lookatme.ru

Жан Нувель и его работы

«Архитектура — это возможность в городе с богатой историей продолжать игры, начатые другими несколько лет или несколько веков назад», — так считает Жан Нувель. Сегодня великому архитектору Жану Нувелю и его «играм» мы посвящаем нашу статью.

Французский архитектор Жан Нувель открыл свою архитектурную мастерскую еще в 1971 году, однако, мир не сразу увидел гениальные творения мастера. Он сторонник «критической архитектуры», и эта позиция попросту отпугивала многих коллег по «цеху», застройщиков и меценатов. Амбиции Нувеля долгое время оставались в карандаше (эскизы без излишней расчетной работы), пока ход событий не изменил конкурс, проводимый правительством Франции в рамках партнерства с арабскими странами.

Жан Нувель (Jean Nouvel)Жан Нувель (Jean Nouvel)

Отправная точка

Итак, 1981 год стал переломным в карьере архитектора: Жан Нувель выиграл конкурс на разработку и строительство Института арабского мира.

Институт арабского мира (1981-1987)

Институт арабского мира стал «межкультурным» мостом Востока и Запада. Объединение культур отразилось также и на архитектурной структуре, здесь воплотились черты восточного зодчества и современных технологий — это был грандиозный проект.

Институт арабского мираИнститут арабского мира

В строительстве здания применен метод двойного фасада. Один из фасадов имеет изогнутую форму, второй представляет собой прямоугольник и состоит из 240 алюминиевых световых панелей.

Двойной фасадДвойной фасад

Уникальность прямоугольного фасада заключается в том, что в каждую панель встроены фотоэлементы (расположение самих элементов организовано таким образом, что издалека они напоминают восточную роспись), которые измеряют уровень освещения дневным светом, так, в зависимости от интенсивности света, диафрагмы панелей закрываются и открываются, создавая при этом все новый орнамент на панелях.

Орнамент панелей схож с восточными «мушараби»Орнамент панелей схож с восточными «мушараби»

В деталях...В деталях...

С этого момента талант архитектора был признан как неоспоримый факт, и карьера уверенно пошла вверх. Далее последовали новые впечатляющие проекты...

Фасады здания в вечернее времяФасады здания в вечернее время

В 1987 году за проект Института арабского мира Жан Нувель был удостоен премии «Архитектурный Гран-При» Франции, а в 1989 году за этот же проект получил премию Ага Хана.

Самые яркие проекты

Все проекты Нувеля выглядят прогрессивно и провокационно. Он против глобализации проектирования, потому каждое его здание уникально.

Каждый раз я пытаюсь найти то, что я называю недостающим звеном в пазле — нужное здание на нужном месте

Жан Нувель — архитектор, дизайнер

Лионская опера (1989-1993)

Современное здание Национального театра оперы в Лионе построено в 1831 году (прежде здесь располагалось небольшое строение француза Пантеона Жака-Жермена Суффло 1756 года постройки), однако, в 1985 году общественность пришла к заключению о необходимости увеличения здания, был объявлен конкурс на реконструкцию театра, который выиграл Жан Нувель.

В ходе строительства театр сохранил прежнюю оболочку, а его главные преобразования коснулись внутренней структуры и убранства. Так помещения театра были полностью перестроены, пространство было увеличено почти вдвое: добавили нижние и верхние этажи, что позволило разместить репетиционные залы одновременно для балетной и симфонической трупп.

Главный зал оперыГлавный зал оперы

Антаблемент над порталом театра венчают скульптуры музАнтаблемент над порталом театра венчают скульптуры муз

Внешний вид здания претерпел минимальных изменений: строение было накрыто стеклянным куполом. В свое время купол чернильного цвета вызвал массу критических высказываний, однако, со временем жители приняли новый облик.

Опера идеально вписалась в архитектурный ансамбль городаОпера идеально вписалась в архитектурный ансамбль города

Фонд Картье (1994)

Фонд современного искусства — художественный музей — уникальное в плане архитектуры здание: творческое пространство огорожено конструкцией из стекла и стали, тем самым все происходящее снаружи и внутри сливается в единый жизненный ритм.

Фонд КартьеФонд Картье

Здание было построено в тесном сотрудничестве с Патриком Бланом, мастером в области создания вертикальных садов. Внутри здания и снаружи на фасадах созданы великолепные живые сады.

ФасадыФасады

Восьмиметровые слайды стекла аккуратно установлены вокруг деревьевВосьмиметровые слайды стекла аккуратно установлены вокруг деревьев

Творческая лаборатория в непринужденной форме знакомит публику с миром искусства.

Одно из арт-пространствОдно из арт-пространств

Ландшафт внутреннего двора разработал немецкий художник Лотар Баумгартен.

Отличное место для творческих перфомансовОтличное место для творческих перфомансов

Галерея Лафайет (1996)

Почерк Нувеля узнаваем: искусно сочетая стекло и сталь, он создает уникальные здания. Синергия материалов образует утонченную игру света.

Филиал парижского магазина Галерея Лафайет (GALERIES LAFAYETTE) в Берлине стал следующим ярким проектом.

Плавный изгиб фасадаПлавный изгиб фасада

Здание обтекаемой формы, внутри декорировано большими стеклянными воронками.

Воронка внутри помещенияВоронка внутри помещения

Реконструкция газгольдеров (1999-2002)

Огромные резервуары постройки 1898 года находятся в Вене. После того, как город отказался от коксового газа (в пользу природного), газометры за ненадобностью были закрыты, а со временем правительство приняло решение модифицировать строения под нужды города.

Мощные газометрыМощные газометры

Был объявлен конкурс, в ходе которого определили четырех победителей. Каждый из претендентов проектировал один из четырех резервуаров. Жан Нувель был одним из участников реконструкции.

Правда, реконструкция коснулась лишь внутренней архитектуры. Теперь это комплекс из офисных и жилых помещений.

Внутренние трансформации газгольдераВнутренние трансформации газгольдера

Башня АгБар (2001-2003)

Офисная высотка в Барселоне получила название «Torre AgBar» от аббревиатуры водоканала Aigues de Barcelona. Этот небоскреб построен на манер большого фонтана, его пиксилизированная расцветка олицетворяет движения и эффект вибрации воды.

Torre AgBar видно из любого уголка городаTorre AgBar видно из любого уголка города

Здание великолепно в любое время дняЗдание великолепно в любое время дня

Чтобы добиться такого эффекта, все окна (а это 4400 единиц) были выкрашены в 40 разных оттенков, к тому же, само здание было покрыто стеклянной оболочкой сверху.

Разнообразие оттенковРазнообразие оттенков

Башня АгБар стала еще одним проектом, принесшим архитектору престижную награду, Притцкеровскую премию, правда немного позже, в 2008 году.

Парижская филармония (2015)

Парижская филармония является одним из последних творений архитектора, открытие состоялось в начале 2015 года.

Футуристический дизайнФутуристический дизайн

Эффектные кривые линии фасадов образуют невероятный по красоте и сложный по структуре силуэт здания.

Конструкция такой формы выполнена для того, чтобы достигнуть баланса между поглощением и отражением звука.

Воссоздать идеальное звучание призвана еще одна конструкция, но уже внутри здания. Специальные панели, подвешенные под потолком, можно регулировать, подстраивая особенности акустики специально для каждого концерта.

Главный зал филармонииГлавный зал филармонии

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Лучшие работы Рема Колхаса в 2016 году

Элементарный дизайн от маэстро

Следует отметить, что работы в области дизайна мебели и интерьеров также принесли Жану Нувелю немалую известность. Особенно он преуспел в дизайне оформления гостиниц. Здесь имеется несколько значимых проектов.

«The Hotel». Отель в Люцерне, Швейцария.

Отель находится в исторической части города, в здании постройки 1907 года, в 2000 году после реконструкции здесь открыли отель-бутик.

ЭкстерьерЭкстерьер

Интерьер и дизайн мебели — это разработка Жана Нувеля, каждый номер выполнен в своей цветовой гамме, но это не нарушает общей концепции отеля.

 Ресторан отеляРесторан отеля

Единая составляющая дизайна — это линии: вертикальные — дерево, а горизонтальные — сталь. Потолки отеля разрисованы фресками, а вечером, по задумке Нувеля, проекторы, установленные в каждом номере, проецируют на стенах и потолке кадры из известных культовых фильмов XX века.

 ФотопроекцииФотопроекции

Так, с виду обычный и ничем не примечательный отель с наступлением сумерек оживает и притягивает взгляды прохожих, которые с удивлением пытаются рассмотреть через окна изображения на потолке.

«Puerta America». Отель в Мадриде, Испания

Отель построен в 2003-2005 годах, насчитывает около 300 номеров.

Фасад отеляФасад отеля

Фрагмент в деталяхФрагмент в деталях

Основная концепция отеля — объединить разные взгляды на культуру, дизайн и архитектуру. Поэтому над созданием интерьера работали разные дизайнеры и архитекторы, Жан Нувель был в числе приглашенных знаменитостей.

Номера люкс, дизайн которых принадлежит Жану, оснащены специальными панелями, при помощи которых пространство трансформируется в зависимости от пожеланий постояльца.

В спальнях установлены витражные стены с работами знаменитых фотографов.

Оригинальные витражиОригинальные витражи

«Sofitel». Отель в Вене, Австрия

Отель постройки 2010 года. Сразу привлекает внимание оригинальное архитектурное решение и дизайнерское оформление фасада здания и его фойе. Это шикарная видеоинсталляция.

Экстерьер СофительЭкстерьер Софитель

Великолепное оформление фасадаВеликолепное оформление фасада

Лобби отеляЛобби отеля

В интерьере номеров использовались светлые тона — белый и серый, лишь в некоторых люкс-номерах присутствуют оттенки черного цвета.

Элегантная мебель Wittman

Дизайн мебели для отеля разработан совместно с фирмой Wittman, отличается строгими линиями, простотой и лаконичностью. Элементы декора практически отсутствуют в номерах, ведь декор не должен отвлекать от завораживающих пейзажей Вены, которые открываются взору из панорамных окон.

Последний этаж отеля предоставлен в полное распоряжение ресторана Le Loft.

Зал ресторанаЗал ресторана

Потолок ресторана украшает радужная инсталляция со сменной композицией, а дополняет интерьер мебель, такая же стильная, но в более теплых коричневых тонах.

Одним словом — еще одно произведение искусства от Жана Нувеля. ■

Честь имею!Честь имею!

Предлагаем ознакомиться с подборкой самых необычных зданий в мире. Эта архитектура точно способна будоражить сознание.

Фото: wallofflowers.com, art1.ru, eco-turizm.net, unifor.it, worldofbuildings.com, ispaniagid.ru,alamy.com, danischwanke.files.wordpress.com, cntraveller.ru

НАШЕ МНЕНИЕ:

Учитывая бережный подход к историческому облику городов, Нувель воплощает «блестящие» архитектурные мысли.

Olga Фото
  • 2 244 просмотров
  •  комментариев

faqindecor.com

Жан Нувель – жизнь и творчество

Жан Нувель — один из самых титулованных и авторитетных французских архитекторов современности. Автор таких знаковых построек, как Институт арабского мира и филармония в Париже, Музей королевы Софии в Мадриде и музейный комплекс Лувр в АбуДаби, небоскреб «Торре Агбар» в Барселоне и «Доха-тауэр» в Катаре. Постройки Нувеля регулярно получают профессиональные награды как лучшие здания года в своей категории. Нувель возводит самые разные объекты как камерного, так и градостроительного масштаба, успешно адаптируя свои замыслы к любой точке земного шара. Геометрия его архитектуры одновременно лаконична и непредсказуема, а за простым фасадом всегда скрывается множество неожиданных затей и скрытых смыслов. В работах французского мэтра органично взаимодействуют природные элементы и материалы хай-тек-архитектуры, удивительно логично сочетая экологическую направленность и внедрение самых передовых технологий.

Начало карьеры

Жан Нувель родился 12 августа 1945 года в небольшом городе Фюмеле на юге Франции, в семье учителей. Рано обнаружив в себе художественные наклонности, юноша собирался стать живописцем, но по совету родителей выбрал более фундаментальную творческую профессию и поступил на архитектурное отделение Высшей школы изящных искусств в Бордо. Способности молодого человека не остались незамеченными, и в 1966 году он выиграл стипендию на продолжение обучения в Национальной школе изящных искусств в Париже, которую окончил в 1972 году. Параллельно с учебой Жан в 1967-1970 годах работал в бюро Клода Парана и Поля Вирильо. Затем, еще до получения диплома, Нувель открыл свое первое архитектурное бюро.

Следующее десятилетие творческой деятельности молодого архитектора было посвящено не только проектной, но и теоретической работе. В этот период он стал одним из основателей архитектурных движений «Марс 1976» и «Архитектурный синдикат». Позже Нувель основал студию «Жан Нувель и партнеры», а затем — фирму JNEC. Его нынешнее бюро «Ателье Жан Нувель» учреждено в 1994 году.

Первый профессиональный успех

Первой крупной профессиональной удачей, принесшей французскому мастеру широкое признание, стал его совместный проект с бюро «Архитектурная студия». Это было здание Института арабского мира в Париже (1981-1987).

институт арабского мира в ПарижеОсобенно запоминающимся оказался прием внешнего оформления фасадов здания, которые вызывали ассоциации и с исконными арабскими орнаментами, и с образами современной техногенной инженерии. Кроме выполнения декоративной функции на фасаде облицовочные панели играли роль эффективной солнцезащиты и одновременно украшения интерьера.

В 1987 году по проекту Нувеля возводится еще одно здание, не столь знаменитое, но не менее эффектное.

Это комплекс «Немаусхаус» во французском Ниме. Вытянутые трехэтажные корпуса с широкой кровлей и наклонными ограждениями балконов поражают цельностью нестандартного художественного образа при рациональном решении функциональных задач. Постройка с характерным запоминающимся абрисом выделяется среди окружающей застройки.

Реконструкция Национального оперного театра в Лионе

Дальнейшими значимыми работами стали сразу несколько проектов, самый важный из которых — реконструкция Национального оперного театра в Лионе, где Нувель отдал дань уважения господствовавшему в тот момент постмодернизму в архитектуре.

реконструкция Национального оперного театра в Лионе

Он предложил свою версию использования ассоциаций с классикой вместе с применением технологий, необходимых современному оперному театру. Над исторической двухъярусной колоннадой Нувель спроектировал единое многоуровневое пространство под большой аркой, визуально приближающее все здание к облику базилики, интерпретированное в соответствии с нуждами театральной машинерии. Общественные и особенно театрально-концертные здания — вообще одна из любимых типологий Нувеля. Его эффектные проекты концертных залов и музейных комплексов всегда вызывают бурную реакцию публики и дебаты в прессе, но именно эти работы упрочили положение Нувеля как лидера французской архитектуры и прославили его на весь мир.

Небоскреб «Торре Агбар» в Барселоне

Сооружение новых знаковых элементов застройки, своеобразных примет своего времени, — вот интересная задача, которую каждый раз по-разному решает Жан Нувель. Амбициозный небоскреб «Торре Агбар» в Барселоне, вознесшийся выше главного символического сооружения каталонской столицы — собора Саграда Фамилия, — наглядное тому подтверждение. Вызывающая фаллическая форма, переливающиеся яркие цвета облицовки, технологическое совершенство исполнения — те средства, которыми Нувель доказывает небанальность и значимость своей архитектуры, в каком бы именитом окружении она ни находилась.

Торре Агбар

Музей королевы Софии в Мадриде

Одним из любимых приемов формообразования в общественных зданиях у Нувеля является монументальный выносной козырек над лаконичным прямоугольным стеклянным фасадом. Таков и Культурный центр в Люцерне, и Музей королевы Софии в Мадриде, и более поздний концертный зал в Копенгагене.

В здании торгового центра «Евралилль» 1995 года архитектор умело уравновесил вертикали построенных вглубь участка призматических вертикальных башен делового квартала Лилля, правильно обозначив крупный масштаб всего комплекса. Пространство под козырьком создает общественную площадь, которая предлагает оптимальный баланс между местами городского общественного назначения и закрытыми офисными помещениями. В этом проекте Нувель умело выстраивает иерархию назначения городских пространств, создавая современный акцент в сложившейся структуре застройки.Музей королевы Софии в Мадриде

В Музее королевы Софии огромную роль играет контраст насыщенного красного цвета вертикальных стен и темной кровли с выносом, а в копенгагенской постройке воздействие образа строится на контрасте формы простого внешнего объема и причудливо сложного пространства главного концертного зала.

Отдельного разговора заслуживает реконструкция Нувелем одного из четырех зданий газометра (блок А) в Вене, осуществленная в 2001 году. Сохранившиеся корпуса требовалось модернизировать и приспособить под новые функции. Ведущим архитектурным бюро было предложено разработать свою версию обновления идентичных зданий. Нувель не стал существенно видоизменять исторический фасад цилиндрической кирпичной постройки, но внутри создал систему современных пространств из стекла и металла в более органичных для себя линиях и формах хай-тека. В результате в исторической оболочке газометра А под прозрачным куполом разместились удобные и красивые современные офисы, рестораны и магазины. Проект Нувеля был благосклонно воспринят публикой и вызвал волну подражаний в области модернизации исторических промышленных зданий. Сам мастер еще неоднократно возвращался к приему сочетания исторической «коробки» здания, элементов неомодернистской эстетики и новейших технологий.

После объединения Германии в 1989 году и восстановления статуса Берлина как общей столицы в новых “старых” границах архитекторы со всего мира с особым энтузиазмом принялись проектировать для этого города. В рамках создания облика более современного и комфортного воссоединенного Берлина были обозначены несколько фокусов активной модернизации городской среды. Визитной карточкой нового Берлина стали обновленный Рейхстаг и Правительственный квартал из серии административных зданий.

Новые жилые дома, офисы и общественный центр вдоль разрушенной Берлинской стены формировались в районе Потсдамской площади. Поддержание исторического наследия и ревитализация прилегающих кварталов Старого города проходила от Бранденбургских ворот вдоль знаменитого променада Унтер-ден-Линден, в районе улиц Фридрихштрассе и кварталов Хакешемаркт.

«Галерея Лафайетт»

Существовали поэтапные планы и более масштабного развития в других районах города, но первые знаковые шаги по изменению облика немецкой столицы проводились именно в этих ключевых точках. И здание Нувеля для торгового центра «Галерея Лафайетт» стало одной из наиболее заметных и обсуждаемых построек первой волны реконструкции Берлина после объединения.

«Галерея Лафайетт»

Поскольку градостроительный регламент Берлина содержал жесткие ограничения по размеру участков и общей высоте здания, то фасад универмага Нувель спроектировал в лаконичных обтекаемых формах, смягчив излишнюю упорядоченность привычных берлинских кварталов более плавными очертаниями стен.

Главная интрига нового здания разворачивалась внутри, когда посетитель попадал в центральный атриум. Это парадное пространство эффектно освещалось фонарями верхнего света в виде перевернутых конусов, вокруг которых живописно разбегались черно-белые многоярусные лестницы и эскалаторы. По сравнению со спокойными линиями остекления внешних стен внутреннее убранство галереи создавало эффект динамичного разнообразия цвета и фактуры отделочных материалов, насыщенного игрой света.

Даже на фоне очень удачных экспериментов в Берлине от других мировых архитектурных звезд работа Нувеля неизменно попадала в топ-10 самых ярких построек 1990-х, разрекламированных множеством путеводителей на разных языках. «Галерея Лафайетт» от Нувеля стала значительной вехой на пути популярности Берлина как туристически привлекательного и интересного города.

Работы Жана Нувеля в Люцерне

Работы Нувеля в красивейшем и очень традиционном швейцарском городе Люцерне были неоднозначно восприняты публикой из-за своего чрезмерного контраста с окружением. Над местным Культурно-общественным центром архитектор трудился несколько лет: проектирование началось в 1993 году, а строительство завершилось только в 1999-м. По своему художественному решению здание близко к эстетике раннего модернизма, в нем есть множество визуальных отсылок к работам Миса ван дер Роэ и прочих великих новаторов предшествующего поколения.

В том же году Нувель построил в Люцерне еще и эксклюзивный бутик-отель, где впервые применил в своем творчестве метод цветных проекций на остекленные плоскости фасадов. Согласно замыслу автора спроецированные изображения выполняют функцию, аналогичную функции расписных плафонов архитектуры барокко: вносят цветовые акценты и придают динамику композиции, делают разнообразным ритм основного конструктивного решения здания. И если общественный центр получил определенное признание благодаря сильным контрастам формы кровли и самого объема постройки, гармонично увязанного с отражениями в водной глади фонтана на площади вокруг здания, то отель стал местом, где Нувель опробовал прием организации цветного акцента под выносами консолей, что впоследствии неоднократно использовал, особенно при оформлении отелей.

Расцвет творческой формы

После Люцерна Нувель завершил исключительно сильный и ясный по замыслу комплекс Дворца правосудия во французском Нанте (2000). Простота линий, устойчивость и одновременная легкость прямоугольных конструкций здания однозначно указывали на  прозрачность и незыблемость французских законов, в соответствии с которыми регламентировалась жизнь людей внутри этой постройки. Красоту и совершенство прямого угла как главный эстетический принцип Нувель уже обыгрывал ранее в здании штаб-квартиры ювелирного концерна «Картье» в 1994 году. Но в Нанте, сложив эстетическую концепцию и символическую идею функционального назначения здания, Нувель максимально полно раскрыл совершенство и актуальность евклидовой геометрии на службе современной архитектуры.

Высотные здания Жана Нувеля

К 2000 -м годам в основанном Нувелем бюро насчитывалось более 140 сотрудников, что позволило проектировать сразу десятки объектов и открыть филиалы в нескольких странах. Сегодня у «Ателье Жан Нувель» помимо главного парижского офиса есть отделения в Лондоне, Копенгагене, Риме, Барселоне, Мадриде, Миннеаполисе и Дохе.

Жилой комплекс «Уан-Сентрал-парк». Сидней, Австралия. Завершение кровли

Офисный небоскреб «Торре Агбар» был не первым успешным высотным зданием Нувеля. Еще в 1998 году он построил штаб-квартиру компании «Денцу» в Токио,  да и позднее неоднократно обращался к этому типу сооружений.

Большой резонанс в профессиональной среде получили его нереализованные проекты «Скала» в порту Виго (Испания), башни «Тур Сигналь» в Париже и небоскреба «Торре Вера» в Нью-Йорке. Реализация высотки Доха-тауэр в Катаре тоже не остается незамеченной: небоскреб признали лучшим в Азии в 2012 году. А успешно завершенный в 2014 году жилой эко-комплекс «Уан-Сентрал-парк» в Сиднее получил титул лучшего в регионе высотного здания по версии Совета по высотным зданиям (CTBUH).

Доха-тауэр в Катаре

С неизменным успехом Нувель продолжает проектировать общественные центры и культурные сооружения в разных странах. Среди ярких реализованных работ мастера следует отметить Галло-романский музей в Перигё, Театр Гатри в Миннеаполисе, Театр Архипелага в Перпиньяне, Музей искусств компании «Самсунг» в Сеуле, торговый центр «Уан-нью-чендж» в Лондоне. Впечатляющими проектами стали его предложения для зданий Музея Гуггенхайма в Рио-де-Жанейро и Токио, развлекательных центров в Дубае и Кувейте.

Важной творческой вехой для Нувеля стало создание новой парижской филармонии рядом со знаменитым парком науки «Ля Вилетт», где находятся скульптурные композиции Бернара Чуми и прочие архитектурно-инженерные изыски, требовавшие исключительно сильного художественного образа нового здания. Нувель отлично справился с поставленной задачей, предложив сложный и монументальный объем, по-новому формирующий всю систему визуальных акцентов и архитектурных доминант окружения.

Забота о сохранении культуры развивающихся стран, актуальная для современной политической ситуации во Франции, а также общей хрупкости природного и культурного равновесия на всей планете стала для Нувеля эдной из длительных тем к размышлению. После успеха Института арабского мира и павильонов на Экспо-2000 в Ганновере и биеннале в Венеции Нувель продолжил тему в проекте Музея искусств цивилизаций Азии, Африки, Океании и Австралии, который был открыт во французской столице на набережной Бранли в 2006 году. Облицовка из панелей с живой растительностью, перпендикулярной к плоскостям стен, воспринимается как новое понимание роли природы в эстетике рукотворного и сугубо каменного традиционного Парижа.

Нувель — экспериментатор, который часто объединяет обыденное и непривычное в самых причудливых сочетаниях. Например, в проекте башни для порта Виго он соединил образ монолита из природного камня (темного гранита) и нерегулярность подчеркнуто рукотворных геометрических прямоугольных окон неомодернистской архитектуры. В высотном жилом комплексе в Сиднее объединились стекло и живая зелень, растущая в стороны, как разноцветный мохнатый ковер, на фасадных панелях. В бельгийском Шарлеруа Нувель спроектировал комплекс, совместивший совершенно разные, невозможно далекие друг от друга функции: в одном здании здесь располагаются центр балета и отделение полиции.

Работы Нувеля на Ближнем Востоке

Продолжением музейной темы в творчестве Нувеля для стран арабского мира стал масштабный проект музейного комплекса Лувр в Абу-Даби, где мастер художественно осмыслил не только формы и конструкции собственно здания, но и все внутреннее убранство, включая дизайн мебели.

проект музейного комплекса Лувр в Абу-Даби

По признанию самого мастера, возведение зданий в местах, практически лишенных исторического архитектурного контекста, позволяет реализовывать идеи, совершенные в своей чистоте и ясности, что гораздо сложнее осуществить в многослойной городской среде с постройками разных эпох. В случае с небоскребом в столице Катара Дохе Нувелю удалось воплотить необходимые культурные ассоциации и отсылки в исключительно современном и технологичном здании.

В этом небоскребе он развил тему ограждающих фотоэлементов на фасаде, аналогичную разработанной ранее для облицовки Института арабского мира в Париже. Эти затейливые повторяющиеся геометрические элементы фасадов создают эффект богатого орнаментального решения, присущего традиционной исламской культуре, одновременно являюсь эффективной солнцезащитой. Изящество сочетания эстетических ассоциаций и функционального решения позволило офисной башне в Дохе затмить все прочие многочисленные небоскребы региона и получить титул лучшего высотного здания 2014 года.

Проектирование малых форм и павильонов иногда приносит не меньшую славу, чем крупные градостроительные ансамбли. Хотя Притцкеровскую премию в 2008 году Нувель получил все же за небоскреб в Барселоне, но всплески интереса к своему творчеству знаменитый француз ощущал после успеха выставочной конструкции «Монолит», плававшей по озеру Муртензее во время выставки Экспо-2002 в Швейцарии, а затем после строительства в 2010 году временного павильона для знаменитой галереи Серпентайн. Кстати, чтобы удостоиться такой чести, мировые архитектурные звезды выстраиваются в очередь.

Жан Нувель — один из самых титулованных архитекторов своего поколения.

Признание заслуг мэтра происходит с завидной регулярностью: он — обладатель «Архитектурного Гран-при» Франции за здание Института арабского мира в Париже и премии «Эквер даржан» за дизайн мебели для гостиниц (обе — 1987). В 1989 году он удостоился премии Ага-хана в полмиллиона долларов от швейцарского миллиардера арабского происхождения за этнический музейный проект. Роль Нувеля в структуре профессионального сообщества неуклонно растет. В 1991 году его избрали вице-президентом Французского института архитектуры, а в 1993-м — почетным членом американского Института архитекторов. В 1998 году его работу коллеги отметили особо, присудив золотую медаль Французской академии архитектуры. Далее награды следовали почти непрерывно: в 2000 году Нувель получил Золотого льва Венецианской биеннале, в 2001-м — золотую медаль Королевского института британских архитекторов и Императорскую премию. В 2002-м он становится Кавалером ордена Почетного легиона. В 2005-м получил Премию Вольфа в области искусств (архитектура), а в 2008 году удостоился наивысшей награды в архитектурном мире — Притцкеровской премии.

Личная жизнь французского архитектурного гения современности не выносится на всеобщее обозрение. Известно только, что в процессе формирования творческого взгляда на жизнь Нувель был трижды женат. Его третья жена — шведский архитектор Миа Хагг. У него также есть два взрослых сына от первого брака и дочь от второго.

Хотя родители Нувеля были учителями по профессии, но сам он не верит в то, что кого-то можно чему-то научить, поэтому редко читает лекции, не публикует теоретические манифесты и не преподает в вузах. Единственная изданная книга его размышлений о профессии и философии творчества вызвала неоднозначную реакцию, и мастер решил впредь сконцентрироваться на архитектурной практике, а теоретические рассуждения оставить другим.

Жан Нувель — очень разноплановый архитектор, виртуозно сочетающий в своих работах технологические новации и неожиданные эстетические приемы. Он как никто может выразить себя и в монохромных постройках, и в проектах с активным применением ярких цветов и необычных фактур. Его работы обращают на себя внимание во многих городах Франции и по всей Европе, все больше построек «от Нувеля» появляется в Азии, Северной и Южной Америке, на Ближнем Востоке. Его авторский стиль неповторим и узнаваем, но при этом удивительно разнообразен и прекрасно вписывается в окружающий ландшафт. Свое творческое кредо Жан Нувель определяет как попытку найти и поставить на место недостающий элемент сложной мозаики окружающего пространства.

Читайте также:Архитекторы

Смотрите также:

delovoy-kvartal.ru

Жан-Нувель: «Архитектура зависит от контекста»

Жан Нувель руководит водружением купола на макет здания Лувра — Абу-Даби

Лувр — Абу-Даби — самый вызывающий музейный проект нашего времени, часть музейного острова Саадият. Планируется, что он откроется уже в этом году. Это не просто здание — это целый район со своими улицами, площадями и террасами, где произведения искусства экспонируются не только в залах, но и на открытом воздухе. Форму сооружений диктуют свет и вода.

У входа в зал, где мы беседуем, образец кожаного кресла, созданного специально для Лувра — Абу-Даби, ждет вердикта архитектора музея Жана Нувеля. Высокий, одетый, как всегда, в черное, Нувель стоит в окружении макетов музея и его купола. Именно здесь архитектор решил рассказать о своем видении Лувра как арабского города, посвященного культуре и искусствам.

БИОГРАФИЯ

Жан Нувель

Архитектор

1945 родился в городе Фюмель во Франции

1967 был ассистентом Клода Парента и Поля Вирильо

1972 окончил Национальную высшую школу изящных искусств в Париже

1976 стал сооснователем французского архитектурного движения «Марс-1976»

1977 стал сооснователем Архитектурного синдиката

1987 окончание строительства Института арабского мира в Париже по совместному проекту с бюро Archite ure Studio, здание принесло Нувелю международную славу

1984 стал сооснователем бюро Jean Nouvel et Associés

1994 основал архитектурное бюро Ateliers Jean Nouvel

2000 удостоен «Золотого льва» Венецианской биеннале

2008 награжден Прицкеровской премией

В Абу-Даби у вас был хороший бюджет, много времени, необходимое пространство, поддержка со стороны властей. Можно ли назвать этот проект самым полным воплощением вашего художественного замысла?

Конечно, я рад, что такой крупный и сложный проект со всеми его символическими измерениями будет воплощен в жизнь. Страны Персидского залива, как все государства на протяжении истории человечества, хотят отметить свой золотой век культурными памятниками в собственных столицах. У наших арабских партнеров высокие стандарты. Начиная обдумывать концепцию, я еще даже не знал, какой музей будет на этом месте.

Честно говоря, ни один из моих проектов не определяется стилем. Это противоречило бы моей философии. В моем понимании, стиль — это лежащая в основе интеллектуальная позиция. Я считаю, что архитектура зависит от контекста, в любом случае есть прописанные и непрописанные обязательства, которые не всегда соответствуют моему эстетическому видению.

ДОСЬЕ

Лувр — Абу-Даби

(Объединенные Арабские Эмираты)

2007 объявление о создании музея Лувр — Абу-Даби, протесты деятелей культуры против временной передачи произведений искусства из коллекции главного музея Франции

2009 официальное начало строительства здания по проекту французского архитектора Жана Нувеля на острове Саадият

2012 первоначально запланированная дата открытия музея

2013 перенос предполагаемой даты открытия на 2015 год

2014 обнародование списка первых 300 экспонатов из собраний французских музеев, которые будут выставлены в Абу-Даби

осень 2017 открытие Лувра — Абу-Даби

Как бы вы сформулировали концепцию Лувра в Абу-Даби и ее эволюцию?

Это музей, требующий определенного типа архитектуры. Это не просто функциональное здание; у него есть символическое и даже духовное значение (я имею в виду «духовное» не в религиозном смысле).

Я всегда хотел, чтобы это был скорее целый район, чем одно здание. Я начал с соединенных между собой блоков разных размеров, вдохновляясь белыми арабскими городами (то, что называется словом «медина»). Эта концепция обеспечила необходимую пластичность, но полной свободы у меня все-таки не было; некоторые изменения определял я сам, а другие определялись ситуацией и партнерами. Это не архитектура ради архитектуры; архитектура должна быть связана с идеями, с духом места.

Вы также занимаетесь проектированием экспозиционных пространств. Не кажется ли вам, что это выходит за рамки роли архитектора?

Как можно проектировать здание, не думая о его содержимом? Меня поражает эта распространенная сейчас шизофрения — разделять внешний и внутренний аспекты здания. Архитекторам все чаще приходится сталкиваться с этой проблемой: застройщики выбирают одного архитектора для создания самого здания, а другого — для внутреннего дизайна. Я предложил концепцию дворца с характерными пропорциями и материалами, развивающегося вместе со своим содержимым. Кроме того, мы с заказчиком и командой кураторов очень активно и подробно рассуждали о том, как обогатить этот проект научной и культурной программой.

«Струящийся свет», одна из характерных черт зданий Жана Нувеля, использован для купола музея

«Струящийся свет», одна из характерных черт зданий Жана Нувеля, использован для купола музея

Так будет выглядеть Лувр — Абу-Даби с воды

Так будет выглядеть Лувр — Абу-Даби с воды

Узор купола формируется повторяющимся на восьми уровнях геометрическим рисунком

Узор купола формируется повторяющимся на восьми уровнях геометрическим рисунком

Траектория движения света и тени от купола специально рассчитана архитектором

Траектория движения света и тени от купола специально рассчитана архитектором

Как вы воплощаете эти идеи?

Структурируя это пространство, работая над связями между залами в музее, посвященном цивилизациям. Диалог между произведениями искусства должен вызвать у посетителя эмоциональное потрясение, сопоставимое с тем, что чувствовали люди, когда эти работы находились в своем оригинальном контексте. Как вызвать это чувство в совершенно иной обстановке — это фундаментальный вопрос при разработке концепции пространств и коллекций. Всегда есть возможность так или иначе отсылать к контексту, в котором произведение искусства было создано и изначально использовалось. К этому я, например, стремился в Музее на набережной Бранли в Париже (музей искусства народов Азии, Африки, Океании и обеих Америк. — TANR), имитируя свет тех мест, из которых происходят священные артефакты. Это не полное воссоздание, а скорее, едва уловимый намек. Чего я точно не хочу, так это ярко освещенной западной развески с белыми стенами и постаментами.

В Лувре — Абу-Даби заметны некоторые из самых характерных черт вашей архитектуры, например струящийся свет.

Возможно, вы видите в моей работе формальный словарь, который формируется моим бессознательным. Если бы я был одержим чем-то, то это был бы свет, но у каждого здания свое время и место, это воплощение воли и желаний заказчика.

Архитектор не должен навязывать цвет, технику или ма- териал, не обдумав предварительно разные возможности и не поняв глубинного значения места. Лувр — Абу-Даби — это музей в арабской столице, где свет и тень размечают пейзаж, создавая собственную таинственность и культуру. В арабской культуре совершенно естественно видеть мир в свете, струящемся через машрабию — резную оконную решетку.

Кстати говоря, вы пытались сымитировать тени пальмовых ветвей в куполе?

В моем видении это не оазис. Это уникальный объект, рисунок, это сложная геометрия переплетающихся арабских мотивов из прошлого. Свет струится сквозь четыре слоя тонких куполов, тень будет двигаться по определенной траектории в течение дня в зависимости от времени года. Купол не совсем белый, он, скорее, серебристый, и через некоторое время, надеюсь, он будет напоминать цветом песок.

Купол — это зонт, его можно интерпретировать несколькими способами. Традиционно свет проникает в купол с боков, через люкарны (узкие слуховые окна. — TANR), или сверху, через окулюс в центре. Здесь свет падает подобно дождю — думаю, это первая такая интерпретация. Я хотел создать динамические отношения между светом и водой и найти связь с природными стихиями. Поэтому мне хотелось, чтобы внутри здания была вода, напоминающая о прохладных улицах города.

Лувр — Абу-Даби — это не просто дворец, не только целый район со своими улицами и площадями; это полуостров со своей собственной тайной, форму которого определяют свет и вода, это прообраз микрогорода, посвященного духовной миссии, о которой можно только догадываться снаружи и познать которую можно, только войдя внутрь.

www.theartnewspaper.ru


 © vpoisketurov.ru (СЃ) 2018     Предложения лучших туроператоров